Воскресенье, 16.06.2019
Дорогие земляки! Всегда рады видеть вас на нашем сайте! Давайте вместе делать нашу газету лучше. Пишите, делитесь впечатлениями, сообщайте интересные новости. Оставайтесь с нами!
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Новости загрузка новостей...
Главная » 2015 » Март » 20 » К 70-летию Великой Победы. "Мне всегда встречались золотые люди". * 21.03.2015 г. № 20 (10151)
К 70-летию Великой Победы. "Мне всегда встречались золотые люди". * 21.03.2015 г. № 20 (10151)
11:02

Антонина Михайловна Бондарчук родилась в городе Майкопе. Когда началась война, ей было 15 лет. До сих пор она отчетливо помнит оккупацию города.
— Я жила с мамой и бабушкой в центре города, в маленьком доме на улице Краснооктябрьской, — вспоминает Антонина Михайловна. — Это уже потом там появились многоэтажки, а тогда Майкоп был в основном одноэтажным. В день оккупации мы были в гостях у тети Татьяны Александровны, в другом конце города, ближе к лесу. Как раз собрались домой, выходим на улицу и смотрим — мимо дома бегут мужчины, у кого рюкзак за плечами, у кого сумка какая-то. Мы растерялись, спрашиваем: "Что случилось, в чем дело?" В ответ услышали: "С вокзала уже немцы в город входят, а мы бежим в лес, к партизанам".
Ни одного майкопчанина на улицах не было. В городе стояла абсолютная тишина, только вдалеке был слышен рев автомобилей. Ни единого выстрела не было. Увидели только одного убитого немца, с раной на голове.
Приходим домой: калитка открыта, во дворе полно немцев. Руки у них по локоть в крови: у бабушки были куры, и немцы их всех порезали. Развели тут же во дворе костер, котелок поставили, хохочут. В дом, правда, немцы не заходили. Мы прошли тихонечко, опустив головы, нас никто не окликнул. Бабушка сидела в доме ни жива, ни мертва.
Так 10 августа 1942 года началась оккупация, продолжавшаяся больше года. Первое время семья пряталась в подвале.
— В городе говорили, что немцы угоняют жителей оккупированных территорий в Германию, — продолжает рассказ Антонина Михайловна. — Мне было 15, маме — 37, еще молодые совсем, нас вполне могли угнать. И мы с ней полтора месяца просидели в подвале. Спускались туда по лестнице, а бабушка наваливала на двери тряпок, вещей, ящиков, чтоб не заметно было. По вечерам только выходили, воздухом подышать. Сидели при каганцах, сделанных из консервных банок. При таких же каганцах мы потом и в школе доучивались.
Оккупанты сразу же начали вводить свои порядки, развешивая везде указы: за нарушение комендантского часа — расстрел, за еще какие-то провинности — расстрел. Никто никогда не должен был закрывать ни калитку, ни ворота, ни двери. Они могли войти в любой дом и квартиру и сделать, что угодно. Жителей держали в постоянном страхе.
— Однажды вечером, когда уже стемнело, к нам домой пришел немец, — в глазах моей собеседницы промелькнул давний страх. — Он оказался пьяным. Говорил что-то на своем языке, а потом вытащил пистолет из кобуры, направил по очереди на нас и сделал вид, что стреляет. И смеется, весело ему. Пришел поразвлекаться. Я не очень испугалась, не приняла близко к сердцу, зато понимаю, как за нас испугалась мама.
Вспоминается Антонине Михайловне и такой эпизод:
— У нашей соседки Маруси Мясиной был большой дом, и к ним на постой вселились чехи с какой-то аппаратурой. У нас домик был маленький, постояльцев не было. И однажды я с ней стояла на улице, а мимо нас немец ведет мальчика лет 13-14, под дулом пистолета. Я с этим мальчиком была незнакома, а вот соседка его знала. Это был Женя Попов, чья семья жила в квартале от нас. Идет молча, опустив голову. Тетя Маруся бросилась к нему, начала звать по имени, но немец оттолкнул ее, тогда она побежала сообщить его матери об этой встрече. Оказалось, что Женя — видимо, по поручению партизан — резал телефонные провода. Во время войны партизанские задания часто выполняли дети и инвалиды: они не вызывают подозрений. Мать Жени Мария Степановна пыталась встретиться с ним, но, естественно, ее к нему не пустили, и мальчика больше никто не видел. Скорее всего, его расстреляли. Теперь школа № 9 в Майкопе носит имя маленького героя Жени Попова.
Самым страшным было то, что во время оккупации были предатели. Зачастую местные знали, кто помогает немцам.
У бабушки кроме кур была и коза, которая паслась в стаде. Козу почему-то немцы не тронули, и у нас было молоко. Пастухом был мужчина, живший недалеко от нас, прекрасно знавший нашу семью. Как-то он пришел к нам и попросил посмотреть книги. Я очень любила читать, у нас была большая библиотека. Конечно, ему не отказали. Он начал брать книги по одной и пролистывал, как будто что-то спрятанное искал. Я удивилась: зачем он так смотрит, ведь по заголовку выбирать книги удобнее? А потом выяснилось, что он проверял, вдруг кто-то спрятал в книге портрет Сталина или Ленина. Сведения о таких случаях передавал оккупантам. Как же мы радовались, что успели завернуть в мешковину и закопать в огороде маленький бюст Сталина и книгу о достижениях народного хозяйства! Иначе и нашу семью расстреляли бы.
Оккупация, казавшаяся майкопчанам бесконечной, окончилась 9 сентября 1943 года. Но, покидая город, фашисты старались сделать все, чтобы  превратить его в руины. Устраивали поджоги, взрывали здания. Горели заводы, дома, вокзал. А в подвале здания КГБ, расположенном на Краснооктябрьской, нашли множество трупов расстрелянных, замученных людей. Их захоронили на площади имени Ленина.
Подвиг защитников Сталинграда
Но оккупация осталась не единственной трагической страницей в истории семьи. Двоюродный брат Антонины Михайловны, Александр Якунин, был призван в армию сразу с началом войны. В августе 1941 года ему исполнилось 18 лет.
— Шурочка всегда был замечательным, спокойным мальчиком, — улыбается Антонина Михайловна. — Мы, девчонки, ему в подметки не годились. Бывало, разобьем что-нибудь, набедокурим... А он был очень скромным, хорошо учился. Мечтал быть летчиком. Великая Отечественная война началась как раз в день окончания десятилетней школы, и его мечта сбылась: после призыва Сашу направили на учебу в военно-авиационную школу в Ростовской области, но окончить обучение не удалось.
В конце августа 1942 года под Сталинградом сложилось очень тяжелое положение. К Волге рвались захватчики, и 250 курсантов расформированной школы передали на пополнение 62-й механизированной бригаде. Александр Якунин стал заряжающим в минометной роте.
В середине декабря 1942 года бригаду спешно перебросили в район станции Котельниково, где к осажденной в Сталинграде огромной группировке солдат вермахта пытались пробиться немецкие дивизии.
Исполняя приказ "Ни шагу назад!",  бригада стояла насмерть, теряя в жестоких боях своих товарищей. Насколько велики были потери, можно судить хотя бы о том, что из 250 бывших курсантов летного училища в живых оставалось не более 20.
Командовал боевым расчетом, в состав которого входил Саша Якунин, его товарищ по училищу Алексей Кирпилев, впоследствии — подполковник в отставке. Он единственный остался в живых, когда в ночь с 22 на 23 декабря в боевой расчет попал вражеский снаряд. Тяжело раненный, Алексей на многие месяцы попал в госпиталь. А намного позже, после окончания войны, решил восстановить справедливость, ведь на месте гибели расчета не было никакого памятного знака.
А. С. Кирпилев долго пытался разыскать родственников Александра Якунина, связывался с майкопским советом ветеранов, приезжал в город. Оказалось, что мать Саши, Татьяна Александровна, знала о смерти единственного сына только из скупых слов похоронки. И лишь через 45 лет после его гибели она узнала об обстоятельствах его смерти.
Благодаря поискам Алексея Сергеевича Кирпилева, юных следопытов клуба "Сильные духом" Волгоградской школы № 75 имена погибших земляков-кубанцев Александра Якунина, Владимира Поклонского и Александра Зубова золотыми буквами высечены на гранитной плите, установленной на братской могиле в селении Жутово-1 Волгоградской области, и занесены в списки героических защитников Сталинграда у Вечного огня на Мамаевом кургане.
Фотографию Шурочки Антонина Михайловна хранит, как самую ценную реликвию, как и фото его матери, своей тетки.
После войны она работала ревизором в госбанке, отдав любимой работе всю  жизнь. По праву  носит звания ветерана труда и отличник Госбанка. А сейчас проживает в станице Гиагинской.
— Всю жизнь на моем пути встречались замечательные люди, помогавшие мне в трудные минуты, — рассказывает Антонина Михайловна. — До сих пор сотрудники госбанка звонят, присылают к праздникам открытки. На 8 марта привезли цветы и подарок. Такое внимание к нам, ветеранам, очень дорого, я им очень благодарна за теплое отношение и добрые слова, ведь наш коллектив работал очень добросовестно.
Живет ветеран одиноко, и в помощниках у нее — сотрудник КЦСОН Ирина Суханова, которая не просто выполняет необходимую домашнюю работу, но и относится к пенсионерке, как к родной.
— Я часто общаюсь с работником соцобслуживания Мананой Александровной Коровиной, и всегда говорю ей спасибо за доброту и участие. И очень благодарна семье Ирины и Андрея Сухановых, это просто золотые люди, — на прощанье говорит А.М. Бондарчук.
А. Стаханова.

Просмотров: 210 | Добавил: Sat | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 266
Советская Адыгея
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Новости загрузка новостей...
    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный хостинг uCoz