Среда, 19.06.2019
Дорогие земляки! Всегда рады видеть вас на нашем сайте! Давайте вместе делать нашу газету лучше. Пишите, делитесь впечатлениями, сообщайте интересные новости. Оставайтесь с нами!
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Новости загрузка новостей...
Главная » 2011 » Ноябрь » 25 » Юбилей. Сергей Надеин: "Я до сих пор в плену своих дел" * 26.11.2011 г. № 92 (9818)
Юбилей. Сергей Надеин: "Я до сих пор в плену своих дел" * 26.11.2011 г. № 92 (9818)
22:25
О нем и вчера, и сегодня, и, думаю, всегда было и будет неоднозначное мнение. Он действительно вызывает полярные чувства. Зависть и благодарность, любопытство и недоумение, но всегда — интерес. Тем он любопытен и интересен сам. Человек, выросший, по сути, без отца, прошедший путь от хулигана до комсомольского и партийного лидера, участник "келермесского синдрома", бизнесмен и благотворитель — Сергей Васильевич Надеин.
Место встречи с Сергеем Надеиным лишено новизны. Люди всегда встречались или "под часами", или на Арбате. Гиагинский "Арбат" — не исключение. Сюда приходят влюбленные, здесь тусуется молодежь, здесь ребятня, когда-то проводившая время по подворотням и пустырям, наполняет своими голосами детскую площадку. Я, было уютно устроившаяся на террасе под релаксационный шум воды, стекающей откуда-то по крыше в бассейн фонтана, вынуждена была отключить диктофон. Все равно в нем вряд ли будет слышен голос собеседника, который перекрывался смехом, визгом восторга шалящей на аттракционах ребятни — завсегдатаев "Арбата". Но именно это и вызывает улыбку Сергея Надеина.
Он и сам был не паинькой. С той лишь разницей, что возможностей для разнообразных развлечений у его сверстников было гораздо меньше. Природа мальчишку одарила деревенской сметливостью, так что и учеба давалась ему легко. Но как раз в период раннего отрочества в семье появились проблемы, и учеба ушла на второй план. "Беспривязное" состояние могло сослужить дурную службу, но именно в это время, слава Богу, появляется человек, который за всей этой детской шелухой увидел в ребенке достоинства и способности к точным наукам. Это была маленькая женщина, сельская учительница Александра Тимофеевна Панкина. Уже потом, на длинном пути всей его жизни в самые переломные и трудные моменты появлялись именно такие люди, как эта маленькая сельская учительница. И каждый раз Сергей Васильевич будет произносить одну и ту же фразу: "В это время мне Господь послал….".
Не всуе упоминает он Его имя. В том, скорее всего был особый промысел, потому что на всем его личном пути и ему самому приходилось решать десятки и десятки раз проблемы оступившихся, заблудившихся, заблудших и ошибающихся парней и девушек. И каждый раз, когда вставал вопрос "казнить или миловать", он выбирал второе, протягивая руку упавшему, не ожидая благодарности. Может, поэтому и сам счастлив тем, что есть друг, который и в тревогах и в радостях всегда был и есть рядом.
Под шум потока, беспрерывно бегущего сверху, мы молчим. Он смотрит сверху террасы на мальчишек и вспоминает снова о том далеком времени, когда благодаря замечательным учителям, старшему брату, познавал не только науки, но и оценивал поступки, учился разбираться в плохом и хорошем. Учитель физики и классный руководитель Иван Борисович Салащенко, директор школы Александра Шаховна Антонова. Это с их помощью лидер улицы Сережа Надеин стал лидером класса, секретарем комсомольской организации в институте, первым секретарем Гиагинского райкома комсомола.
Колхозный стипендиат вернулся в родное хозяйство дипломированным механиком. Сегодня отношение к выпускникам вузов как-то деформировалось. Тогда выпускников встречали со словами: "Ученый пришел", — и были не далеки от истины. Сергей действительно в институте занимался научными исследованиями очень редкой темы "Регулировка топливной аппаратуры". Для пожилых трактористов она была китайской грамотой. А для молодого механика — тьфу. И на деле оказалось, что ученый механик не лыком шит. Оценку в селе дают не льстивыми словами. Дают понять, что ты значишь, по-особенному.
— Надо было как-то ехать на грузовой вахтовой машине. Обычно в кабину садился кто-то из пожилых механизаторов, а иные — пожалуйста "на борт",— рассказывает Сергей Васильевич. — Я, было, уже на колесо ногу занес, и вдруг слышу: "Василич, Вы уж пожалуйте в кабинку". Я дар речи потерял. Меня? В кабину? Да еще и на Вы?
Это было первое большое признание. Талантливую, способную, целеустремленную и грамотную молодежь из вида не упускали. Вот и Надеин пошел "по комсомольской линии". Переход на комсомольскую или партийную работу не всегда обозначался такой чертой, как карьеризм. Скорее, это был новый вуз, высшая школа управления, имевшая и свою горькую ложку дегтя, и свой потенциал, который особенно касался кадровой политики, умения работать с людьми, находить среди них высокого уровня хозяйственников, управленцев.
— Именно комсомол дал мне этот опыт, — говорит Сергей Васильевич. — Это было время, в котором в чести были ответственность, дисциплина, уважение к человеку труда, умение принимать самостоятельные решения. Комсомольские рейды, энтузиазм строек, оказание помощи тем, кто хотел учиться и огромная вера в себя, в правое дело. Это был такой нравственный, духовный, идейный подъем.. . Мы были так искренни в своих порывах, в своем стремлении быть нужными и полезными.
Опять же — все это не пустые слова. Кто знает, как разливаются горные речки, тот может оценить размах бедствия, если не предпринять своевременные меры.
Работая первым секретарем райкома комсомола, Сергей Васильевич организовывал популярные тогда военно- патриотические игры "Зарница", "Орленок", которые охватывали до 700 ребят. Проходили они в романтическом местечке под названием Попова Кутина. Оно известно далеко за пределами Адыгеи, сюда не раз съезжались самые известные барды России. А тогда именно здесь организовывали детский отдых, в живописном месте разбивались целые палаточные городки. Фарс взбунтовался ночью во время проведения игр. Надо помнить, что мобильной связи тогда и в помине не было. Но как только поняли, что вода стремительно стала прибывать, в два часа ночи сообщили в район. Уже через полчаса (без преувеличения) в Попову Кутину пришли автобусы, чтобы вывезти из места стихии детей.
— Я вспоминаю, какие тогда люди были в станице Дондуковской, — рассказывает Сергей Васильевич. — Я уже работал секретарем парткома колхоза имени Кирова и не понаслышке могу сказать, что простые станичники, местная интеллигенция были поистине людьми особого склада. Это были люди, которые являли собой пример постоянной готовности помочь, подставить плечо, откликнуться на беду и радость.
Он и сам не терял этих качеств, как бы ни высоко поднимала его судьба по карьерной лестнице. Словом, Сергей Васильевич был назначен заведующим орготделом РК КПСС. Сегодня из молодого поколения вряд ли кто поймет и оценит, что это значило быть заведующим организационным отделом райкома партии. Для непосвященных могу сказать коротко — именно в этом отделе "ставилась" принципиальная запятая в вердикте "казнить нельзя помиловать". В списке резервистов у Надеина значилось около полутора тысяч человек. Это были грамотные, прошедшие солидный путь профессионального и нравственного совершенствовании, кадры.
— Так ведь какой была тогда школа наставничества! — ностальгирует Надеин. — Едва из института или училища приходит паренек или девушка — сразу попадает к опытному наставнику, который несет не формальную ответственность за своего опекаемого ученика. С наставника спрашивали жестче, чем с родителя. Он же пока учит, где какая гайка или где и как надо пахать-сеять, между делом разговоры с учеником разговаривает. По-человечески, по-отечески мудро, с примерами из жизни. Из того самого резервного списка многие стали талантливыми руководителями, в люди вышли многие. Ни один из тех, кого назначали на должности, не опозорил чести района. Кадровая политика была действительно очень эффективной и продуманной. Людей видели, их просчитывали, готовили, с них затем жестко и принципиально спрашивали.
Особое место в своей судьбе Надеин отводит первому секретарю райкома партии Николаю Гавриловичу Педану.
— Сейчас с такой горечью наблюдаю, как мало значим мы друг для друга, — рассуждает Сергей Васильевич. — Попадет человек в какие-то "жернова", глянет вокруг себя — а друзей-товарищей и след простыл. А я помню, как после "наезда" первого лица на руководителя, мы, хоть и не вправе были оспаривать решение, но после разбора "полетов" садились активом аппарата в машину и ехали к бедолаге, чтобы не дать ему впасть в отчаяние.
Редко из тех, кто прошел партийную школу, пропал без вести после развала КПСС. Надеин в 32 года становится председателем колхоза "Октябрь". Предтеча смутного времени — 1984 год. В душе еще горит идейный и идеологический огонь, а новое время требует перемен. Кто был ничем, тот часто становился всем.
…Мы снова делаем в беседе паузу и прислушиваемся к шуму воды, уходящей в реку Лету. Минуты осознания побед и ошибок. Время покаяния.
— Конечно, я делал ошибки. Конечно, я не должен был начинать резко менять давние сложившиеся устои. Но молодости присущи порывы. Так ведь и опыт уже был немалый. Я видел, как новое время во всей красе проявило горлопанов, критиканов, интриганов. Я и сейчас думаю, что чистку делал правильно, но нельзя было начинать так резко. Позже я расплатился за это тем, что получил удары оттуда, откуда не очень ждал.
Пожалуй, это был самый драматичный период и самого Надеина. Драматичный и счастливый одновременно. Вокруг молодого руководителя собирается молодежь, приезжают новые специалисты, восстанавливается спортзал, клуб, организовывается детская комната, во всем появляются признаки комфорта, эстетики.
— Так нельзя жить, — сказал Сергей Васильевич, имея ввиду отсутствие водопровода, и, сделав ревизию заиленным скважинам, восстанавливает водопроводную сеть. Вода пришла в дома, строилось и новое жилье для молодых специалистов, открылась первая амбулатория, в детский сад завезли современное оборудование, сдали под ключ садик на хуторе Владимировском. На фермах появились физиокабинеты, во всех бригадах — домики для механизаторов, ангар для ремонта техники, улучшались дороги, ведущие к полевым станам. В станице нет ни одной улицы, которая бы не была отремонтирована в этот период.
Жить стало лучше, жить стало веселее?
Может, кто-то и сегодня поиронизирует над перечислением дел, свершенных при Надеине и им самим, и его командой. Но как-то не хочется скатываться на оправдательные интонации. Жизнь — она вот перед тобой и мной, перед нашими глазами. Нынче два метра тротуара проложат — красную ленточку впору перерезать, в фанфары трубить. Да, трудно нынче дается исполнение местных полномочий местной властью. И причина тому, как песнь волынки — тягучая и однообразная: денег нет, налогов мало, развороту нет, прокуратура давит…
А Надеину было легко? Мощной милующей и карающей руки партии уже нет, в госплан попасть — фокусником надо было быть. А бюрократическая махина еще была ого-го какая. Бумажки нужные на газ-водопровод-стройку собрать — жизни не хватит. А земли в Келермесской какие? Соседи уже сеют-пашут, а здесь гусеница трактора на первом метре вязнет. Так, может, за один только газ, пришедший в Келермесскую, вспомнить добрым словом того, кто прошел все эти главинженерпроекты, гражданпроекты, адыгколхозпроекты, институты, кабинеты.
Именно в это время Господь снова ему посылает колоритных личностей. Главные из них начальник МУДТГ Александр Васильевич Марков, председатель крайисполкома Николай Игнатьевич Кондратенко, его первый заместитель Николай Иванович Меняйлов директор и главный инженер "Адыгоблгаза” С. С. Самонин и М. Н. Багов.
О Маюре Нуховиче особый разговор. Дело в том, что уже накануне осени была полностью развалена котельная для реконструкции под газ. Пройдя все муки земного бюрократического ада, Надеин получил проект на новую котельную и реконструировал ее в течение двух месяцев. Это ни о чем не говорит, если не понимать, что это нереальный срок из-за того, что проект должен был получить согласование 22 (!) организаций и ведомств. Как говорится, прошел Крым, Рым и медные трубы.
На госприемку приехал М. Н. Багов и метал такие "молнии"…Какая котельная! Какой пуск! Коль сам лично видел два месяца назад руины… Словом, все, что неслось в адрес Надеина, ни одна бумага не выдержит. Но Сергей Васильевич тихо умолял: "Вы только пройдите и взгляните на котельную, а там дальше, хоть голову рубите". Прошел, увидел, помолчав, только и сказал: "Сережа, извини…"
— Люди вокруг меня были замечательные, — вспоминает и вспоминает Сергей Васильевич. — Не забуду, как я послал ребят на КамАЗах в город Ангрен (это где-то на границе с Китаем) за оборудованием для газораспределительного узла. Уехали в июне, уже идет август, а от них ни слуху ни духу. Смотреть в глаза семьям было страшно. Но вернулись ребята, рассказали, как в пути на пустынных просторах потерялись, но оборудование привезли.
Наступил декабрь. Надеин в политической опале... Пуск станичного газопровода. За три месяца было проложено около 7 км газопровода. Тепло поступило в школу, спортзал, Дом культуры, детский сад, на объекты торговли, голубой огонек загорелся в 25 жилых домах. Но на пуск не приехал никто. А событие было не рядовое.
— В день пуска, идет мимо меня пожилая женщина и говорит: "Василич, а у меня радость — внук родился". И тогда я рассмеялся и сказал: "В его честь я и зажигаю этот факел!"
Но это испытание было еще малой толикой предстоящих потрясений. Впрочем, и победы были еще не исчерпаны.
В производственной сфере шли свои маленькие революции. Трудная келермесская земля нуждалась в обновленном севообороте, новых технологиях. Снова идет поиск, восстанавливается тепличное хозяйство, развивается овощеводство, расширяются посевы масличных культур и, прежде всего, сои. Надеин становится членом Ассоциации Соя — Краснодар. В его хозяйство приезжают перспективные молодые ученые, специалисты, имеющие патент на строительство объектов для получения соевого молока. Риск? Еще бы. Но, как говорят, кто не рискует, тот и не побеждает. В Келермесской появляется первый соевый завод — единственный на то время в России. На открытии его были А. А. Джаримов, руководители различных ведомств, приехал и сам профессор Мякушка. Но был и еще один гость. Известный тогда крупный переработчик сои доктор Фишер, который более, чем в 50 странах мира продвигал идею переработки сои на соевое молоко. После встреч и семинаров он пожелал побывать "у настоящего фермера Надеина". Когда он увидел и заводик, и как поднимаются на соевом молоке 8 тысяч голов свиней, то приходил в восторг, как ребенок.
— Он мне преподал большой урок на всю жизнь, когда я увидел, как известный на весь мир миллионер, надев резиновые сапоги, лезет в свинарник, заглядывая в каждую щель, щупая животных, не прикрывая нос платочком от амбре свинарника. У меня в дальнейшем будут времена, когда я буду вынужден в прямом смысле лезть и в дерьмо, и ходить в грязной робе, но образ Фишера всегда всплывал перед глазами, когда невмоготу становилось от ухмылок благополучных земляков из бывших приятелей и знакомых.
Но все это было потом. Надо было пережить еще многие бури. В том числе и пыльные. Пылью были занесены все балки и речки, перестали уходить подпочвенные воды, отчего черноземы и без того тяжелые становились хуже глины. Надо было снова идти к науке. В Кубаньгипроземе были изготовлены топографические карты севооборотов. Надеин правдами и неправдами находил технику, на полях работало 10 экскаваторов, которые прорыли более 60 км каналов.
— В это время я нашел поддержку и понимание в Минсельхозе Адыгеи у Н. Н. Горбанева. Было заказано и получено в Целиноградском институте сельхозмашиностроения большое количество техники, которой ни у кого в Адыгее не было. Это плоскорезы, чизели, кротователи, щелеватели. Келермесская снова стала "пилотом" для семинаров, обмена опытом. Вся агроэлита Адыгеи и Кубани встречалась на Келермесской земле.
Есть что вспомнить и есть что поставить в "приход". Шла реконструкция ферм, высокий прирост овцепоголовья, развитие птицеводства — многое состоялось благодаря новым технологиям в кормопроизводстве. Пришли перемены и в систему управления. Именно здесь зарождались зачатки местного самоуправления. Надеин отдавал бразды правления советам бригад, которые распоряжались своими ресурсами, брали на себя ответственность за их распределение.
Это было и время экономических реформ. Образовалась Ассоциация крестьянских хозяйств "Келермесское”. Было налажено производство паркета, асфальта, построена линия по производству гипсоблоков, изготовлен проект мясокомбината — все это стало давать значительный экономический эффект.
Но на первый план выходили, как черти из табакерок, люди с новым мышлением, воспитанные на понтах и понятиях, на откатах. Когда он услышал от человека, которому когда-то помог подняться, и в жизни, и в служебной карьере, о необходимости за что-то "отстегивать", то понял, что что-то в жизни не склеивается так, как надо.
Работа была потеряна, идеалы померкли, но его дети поступили в институты, и надо было как-то жить. И снова — Он послал человека. На сей раз из сферы банков — Марию Петровну Хут.
— Она дала мне кредит "под мою фотографию", — улыбается Сергей Васильевич.
И это доверие он оправдал делами. Было выкуплено здание заброшенного универмага, закуплено оборудование для пекарного производства. Келермесский хлеб был превосходным по качеству. Предприятие крепло и развивалось, был образован "Торговый дом "Арбат".
…Мы не замечаем, что уже вечереет. Зажигаются на детской площадке "Арбата" фонари. По-прежнему шумит поток воды, которая льется, кажется, из-поднебесья. Дети еще играют. Они здесь всегда самые главные. Для них, в том числе, семья Надеиных выстроила свой непростой бизнес. Пройдя через многие трудности. И за все это он благодарен Богу.
Каждое лето "Арбат" встречает талантливую молодежь, которая открывает людям свои увлечения песней и поэзией, поделками и картинами. Только в прошлом году семья затратила на благотворительные цели 118 тысяч рублей. В основном — на развитие и радости детей из малообеспеченных семей. Теперь вот выходит и своя информационно-рекламная газета "Арбат", в которой подвизаются будущие журналисты. Газета эта мне нравится. Рекламы в ней, правда, с гулькин нос, но зато ребята "откапывают" такие экземпляры из сельской глубинки — чудо как хороши эти зарисовки.
Сергей всегда искал Человека. И ему всегда посылался именно Человек. Он не бессеребреник, но и за серебреники не хочет закладывать то лучшее, что выстроил в своей душе. Выросли хорошие дети, рядом лучшая из надежд — Надежда, его жена. Что еще надо человеку, которому вот-вот стукнет 60?
— Ох, дел у меня еще много. Они бесконечны. Я по сей день в плену своих дел.
Нина Сатанова.
Журналист.
Просмотров: 501 | Добавил: Sat | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 266
Советская Адыгея
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Новости загрузка новостей...
    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный хостинг uCoz